Михаил Пелехатый — человек с богатой биографией, бывший кадровый разведчик, а ныне ректор Института НЛП, приехал в Алматы, чтобы преподать основы нейролингвистического программирования и научить наших людей отличать правду от лжи.

— Михаил, вы человек разносторонний, занимаетесь НЛП и не только…

— Да, я занимаюсь многим. Любимое направление — это институт НЛП (нейролингвистического программирования). С другой стороны, мы занимаемся исследованием правды и лжи, и существует Академия исследования лжи. И с третьей стороны, я – бизнесмен. У меня одно из самых крупных предприятий Европы по производству одноразовой упаковки.

— Академия исследования лжи — звучит очень драматично. Похоже на заголовки РЕН ТВ – интриги, разоблачения…

— Разоблачения. Работа с полиграфом. Работа с определением причастных или непричастных к преступлению лиц. Получение признательных показаний от преступников.

— А чем вам интересен Казахстан?

— Мы время от времени приезжаем сюда с тренингами. Мне очень нравится Казахстан. Моя бабушка родом из Актюбинска. Может, у меня генетическая память, которая периодически приводит меня сюда.

— А как вы оцениваете казахстанскую аудиторию?

— Люди в Казахстане более любознательны. Они хотят учиться, узнавать новое и практически применять.

— Кто приходит на ваши тренинги?

— Люди, которые хотят привести голову в порядок. НЛП – это современная культура современного человека. У нас есть культура питья – мы знаем, что нельзя перепивать, есть культура еды – мы знаем, как и что есть. Но, к сожалению, нет коммуникативной культуры : как говорить с другими, чтобы вас понимали. И что говорят другие люди на понятном для вас языке.

Дальше. Под НЛП можно понимать все, что угодно: правильные техники ведения переговоров, правильные техники управления людьми, психотерапия, коучинг, который полностью вырос из нейропрограммирования. НЛП – это структурное и системное мышление, которое переносится в другие области и дает мощное развитие. На наши тренинги приходят люди, которые хотят развиваться — от офисных сотрудников до руководителей крупных предприятий.

— А как обстоит дело с кризисом? Во время кризисов к вам больше людей идет?

— Давайте сразу договоримся – я не знаю, что у нас есть кризис.

— Вы-то не знаете. А люди считают, что мы живем в кризисе – то в одном, то в другом.

— Я отвечу метафорой. Во время великой депрессии в Америку приехал итальянец, который впоследствии рассказывал, что если бы он знал английский язык, он бы понял, что находится в великой депрессии и не открыл бы первую пиццерию. А так как он не знал язык, он открыл первую пиццерию, вторую, третью. И сейчас он – владелец самой крупной сети пиццерий на планете. К нам не приходят люди, которые живут в кризисе. Те, которые живут в кризисе, они экономят на всем. Им бы хватило на еду.

НЛП хорошо тем, что люди начинают понимать, что они сами творят свою реальность. То есть если ты живешь в кризисе, то думаешь и действуешь как человек, живущий в кризисе. Ты ограничиваешь себя, потому что кризис ограничивает твои возможности. Если у тебя нет кризиса, то жизнь катится совсем по-другому.

— Поговорим об истоках НЛП. Это исторически специализированное знание, которое, насколько я знаю, было предназначено для профессионалов – психотерапевтов, психологов, психиатров. Зачем было вытаскивать это знание на публику?

— НЛП — это культура коммуникаций. Как она создавалась? Успешные люди – психологи и психотерапевты, при этом хорошие коммуникаторы, начали исследовать, каким образом они взаимодействуют с клиентами, что позволяет им быстро добиваться нужных и важных результатов? И оказалось, что у них есть очень понятные инструменты взаимодействия с другими людьми. И эти инструменты не обязательно использовать только с клиентом психологического кабинета. Оказалось, что если эти инструменты применять на переговорах, они будут более успешными. Если внедрять их в коллективе, то коллектив становится более эффективным. Они очень применимы для саморазвития человека. Вот так создавалась теория и практика НЛП. Вообще НЛП – очень практическая вещь. Там нет никакой эзотерики. Это очень материалистическое направление.

— Бьюсь об заклад, что 8 человек из 10, если спросить про НЛП, скажут: «А! Эти манипуляторы!» Что вы скажете людям, которые ставят знак равенства между НЛП и наукой манипулирования?

— Я бы ответил двумя разными историями. Во-первых, людей можно поделить на два класса — в зависимости от того, какие базовые эмоции у человека преобладают. Эмоциями в мозге управляют разные структуры — древняя лимбическая система, в ней заложены эмоции страха и гнева. А есть и неокортекс. Это поздняя система, в которой заложено чувство любопытства.

Вы понимаете, если в человеке преобладает любопытство, он более развит – ему все интересно, он много знает и применяет. Люди же, которые действуют в основном с помощью лимбической системы, боятся всего нового. Это ретрограды. Поэтому те, кто никогда не посещал тренингов по НЛП, но точно знает, что это плохо, скорее всего, по природе своей консерваторы и боятся всего нового.

Это первое. А второе… Я вообще считаю, что манипуляции — это хорошо. Если у вас есть цели, то вы идете к ним и берете на себя ответственность за достижение этих целей и управление людьми. Если вы берете на себя ответственность за управление другими людьми, то волей или неволей вы манипулируете ими. Если у вас нет целей, вы становитесь смазкой на гусеницах тех людей, которые едут к своей цели. Выбор небольшой.

— А почему люди так боятся слова «манипуляция»?

— Почему люди боятся слова НЛП? Какая из букв в этом слове наиболее страшная, спрашиваем мы? Люди боятся брать управление на себя.

— Не только. Люди боятся попасть под чье-то влияние, потерять свободу воли, свободу действий, попасть под гипноз.

— Обратите внимание, что люди боятся того, чего не знают. Если вы знаете инструменты манипулирования, то им можно противостоять. А если не знаете, то остается только бояться.

— Вы ведете какой-то отбор на свои тренинги? Где гарантия, что туда не попадет потенциальный террорист или мошенник, который потом использует эти техники в своих корыстных интересах.

— Это вопрос нравственного выбора, а не техник НЛП. Если у вас есть топор, то с ним можно идти к старушке-процентщице или строить храм. НЛП – это техники и технологии. Люди могут научиться им у нас, у других или по книгам. Поэтому мы не ведем такого отбора. У нас есть специализированные тренинги, вот на них мы ведем отбор. Например, на «Боевое НЛП». Это о том, как человека перевести в очень нересурсное, некомфортное состояние. Туда идут только люди, которые прошли собеседование с психологом и психиатром.

— А ваши тренинги могут поменять сами нравственные ориентиры людей? Например, «перевоспитать» нехорошего человека?

— Уверен, что да. Потому что НЛП – это еще и система позитивного мышления. Мы учим, что Вселенная дружественная, что человек поступает плохо не всегда специально, чтобы навредить… Приучаем думать о будущем – не «почему это было?», а «что вы хотите?» И мышление потихоньку меняется, люди начинают по-другому относиться к своему окружению. Если вы в другом человеке видите только плохое, то беседуете с ним, как с плохим. А если видите только хорошее, то стиль поведения меняется.

— А как простому обывателю научиться отличать настоящего мастера НЛП от профана? На какие сигналы обращать внимание?

— Во-первых, где учился. Я, к примеру, учился у Ричарда Бендлера и Джона Гриндера – основателей НЛП. А если люди учились у учеников-учеников-учеников этих людей, то по мере отдаления от первоисточника что-то начинает теряться и привноситься что-то свое. Второе – многие используют НЛП для «тренировки НЛП в тренинговых залах». Такое знание теоретично, оторвано от реального НЛП. Если человек не занимается бизнесом, не ведет переговоры, не занимается психотерапевтической деятельностью, то не надо к нему ходить. Это бессмысленно. Потому что НЛП для НЛП — это совсем не НЛП для жизни.

— А каждый ли знаток может быть учителем? Ведь для этого же нужны харизма, особая энергетика.

— Харизма, энергетика и знания. Потому что для управления группой людей нужны знания. Существует психология управления группой. Есть такое понятие как «групповая динамика», групповая психогеография. Если человек это знает, то сможет.

Вообще, в нашем деле очень низкий порог входа на рынок. Сделал себе сайт, прошел курс НЛП за 2 тыс. долларов и все — можешь преподавать. У нас нет единой сертификации, нет единого диплома. Человек получает некие сертификаты… Сертификат я могу дать вам, дать самому себе. А кто и зачем его подписал, и какое он дает право — непонятно. У нас сертификат с синей печатью, а у нас – с золотой. С золотой вроде лучше. Но он также сделан в типографии и не несет никакой ответственности.

— Все это несет некую инфляцию самого НЛП как знания. Вы что-то делаете с этим? Это же косвенно бьет и по вашему институту.

— Бьет. Но мы на своих тренингах выдаем диплом государственного образца о профессиональной переподготовке. По крайней мере, это бумага, которая подтверждена министерством образования.

— Есть ли ограничения на применение техник НЛП? Я наткнулась в интернете на тезис о том, что в политике НЛП применять не принято.

— Конечно, не принято. Поэтому Барак Обама открыто заявляет, что использует НЛП. Я считаю, что он — один из лучших ораторов.

— В Алматы вы привезли тренинг «Правда и Ложь в переговорах». Можете поделиться парочкой секретов?

— Секреты очень простые. Первое. Ложь – это важный инструмент нашей жизни. По той простой причине, что если бы она не была важна, то эволюционно не выдержала бы. Мы задумались – зачем нужна ложь? Человек, который врет, хочет получить позитивную оценку общества. Получил двойку — вру, чтобы ко мне относились как к хорошему ученику. Важный момент лжи – позитивная оценка. Именно поэтому люди, причастные к преступлению, начинают обелять себя. Отказываются от собственных отрицательных характеристик и приписывают себе положительные.

— Мне кажется, это свойственно каждому человеку. Чуть-чуть себя похвалить…

— Нет. Поверьте. Если человек непричастен к обману, он говорит абсолютную правду о себе. А чего стесняться? Я ленивый. А человек, который хочет получить позитивную оценку, не скажет, что он ленивый. Скажет – я задумчивый.

Второе. За правду и ложь отвечают разные полушария головного мозга. Когда человек начинает лгать , он как бы «переключается» с одного полушария на другое. Это переключение вызывает напряжение в теле, в речи возникают микропаузы. Понаблюдайте за собеседником — если в продолжении разговора он на одних и тех же вопросах, на одних и тех же контекстах начинает подвисать, то он врет.

— Спасибо за ваши ответы!

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.