Когда-то в разговоре с коллегами я категорично заявила: «Если при приёме на работу мне на собеседовании предложат пройти «полиграф», я откажусь». Не потому, что мне есть что скрывать. Просто я была убеждена: эта процедура малоприятная и унижает человеческое достоинство. Как говорится, не зарекайся. Спустя несколько лет мне всё же довелось на себе испытать процесс прохождения проверки на «детекторе лжи»…

Немного истории

Предварительно я углубилась в изучение темы. Оказывается, ещё в древнем Китае при выявлении правды использовали такую практику, как… глотание сухого риса. Если человек не мог его проглотить из-за того, что в «горле пересохло», то это  рассматривали как признак лжи, а значит и вины.

Прародителем современного «полиграфа» считается американский психолог-юрист Уильям Марстон, который проводил свои исследования в начале прошлого столетия. Аппарат постоянно совершенствовался: скоро он уже отслеживал кровяное давление, пульс и дыхание. Распространением методологии и фактически отцом «детектора лжи» считают Леонарда Килера, сконструировавшего в 1933 году машину, специально предназначенную для выявления у человека скрываемой информации. Первоначально прибор использовали только для расследования преступлений. Сегодня его применяют и в психотерапии, и в кадровой практике, и в медицинских целях, и в правоохранительной деятельности.

Кролик на экзамене

В назначенный день я пришла в «Международную академию исследования лжи», куда меня отправила кадровая служба. И оказалась в небольшом кабинете в светло-жёлтых тонах. Мне вспомнился тест Люшера: светло-жёлтый цвет означает активность, стремление к общению, экспансивность, весёлость. «Уже неплохо, — мысленно подбадриваю себя, — пытать меня здесь не собираются».

Приветливая, улыбчивая, милая женщина представилась Галиной и сообщила, что она — полиграфолог-профайлер-верификатор. «М-да, мне «повезло», — саркастично подумала я. Дело в том, что профайлеры молниеносно составляют психологический профиль человека и на его основе прогнозируют его поведение. Верификаторы умеют видеть ложь без дополнительных инструментариев: по поведению, мимике, жестам, способу построения речи. Я, конечно, не собиралась никого обманывать, но вдвойне почувствовала себя подопытным кроликом.

Меня усадили на стул, опутали большим количеством датчиков, которые фиксируют мельчайшие проявления вегетативной нервной системы и микродвижения тела. Я даже почувствовала себя одним из героев американских фильмов, которые, положа руку на Библию, произносят: «Клянусь говорить правду и только правду, и ничего кроме правды!». Впрочем, шутки в сторону: я изо всех сил старалась относиться к процедуре очень серьёзно и максимально сосредоточилась на голосе «обличительницы» всех моих скрытых и явных пороков. И «экзекуция» началась!

Разбирается ли «полиграф» в любви?

120161130132328
Предварительная беседа перед проверкой

Буквально с первой минуты я была ошарашена. Мне казалось, что я абсолютно спокойно и одинаково воспринимаю перечисление женских имён. Ан нет! На собственное имя моё тело реагировало очень даже бурно: дыхание и сердцебиение участились, мышцы сокращались, а язык «пытался» облизать губы.

Галина показала мне реактограмму, на которой было видно, как проявляется произнесённая мною ложь, а как — правда. «Так и работает «детектор лжи», — пояснила она. — Ведь тело и сознание — части одной системы, своими нервными процессами не может управлять даже самый волевой человек».

Несмотря на то что мне было очень интересно «покопаться в себе», во мне проснулись опасения: а вдруг этот «полиграф» примет моё быстрое сердцебиение или учащённое дыхание при рассказе за стресс из-за вранья, в то время как я волнуюсь из-за чего-то другого. Например, вспомнила свою первую любовь. Но психолог Галина успокоила меня, рассказав, что в процедуре проверки главный — не аппарат, а человек. Машина лишь улавливает уровень стресса. А вот разобраться в том, из-за чего он возник, главная задача эксперта. Именно поэтому он и задаёт много уточняющих вопросов, проводит предварительную беседу.

Тело, не подведи!

Сама процедура состояла из трёх блоков вопросов с небольшими перерывами, во время которых можно было перевести дух: встать-погулять, попить воды.

Верификатор мягко и доброжелательно, но всегда уверенно и чётко задавала мне различные вопросы, в том числе и относительно неприятные и провокационные. Скоро, как мне показалось, она знала обо мне всё. В некоторые моменты «показатели» зашкаливали, выдавая мои переживания.

Уже ко второму блоку вопросов Галине, несмотря на «допрос», удалось расположить меня к себе. Причём до такой степени, что порой я забывала, что нахожусь на проверке. Будто общалась с попутчицей в поезде, которая выслушает, посоветует дельное и сойдёт на ближайшей станции.

К третьей сессии я уже настолько устала, что мне уже было всё равно, что там покажет прибор, «поверит» он мне или нет.

И смех, и грех

Вначале я отвлекалась: начинала барабанить пальцами, которые были в проводах, постоянно хотелось почесать нос и думать о чём-то, не имеющем отношения ни к проверке, ни к задаваемым вопросам. Кроме того, мне было смешно. При ответе на вопросы необходимо было смотреть на какой-нибудь объект перед собой. Я смотрела на розетку. Её дизайн напоминал улыбающуюся мордочку.

Я подумала, что не стоит говорить Галине о своих эмоциях, иначе она выдаст вердикт, что я несерьёзный, несуразный человек. И решила терпеть. Догадываюсь, что вся реактограмма получилась «неспокойной», и её, наверное, трудно было анализировать.

Все движения требовалось свести к минимуму. Потому что «полиграф» отслеживает частоту пульса, кровяное давление, дыхание, потоотделение, напряжение мышц и микромышц, активность головного мозга. Принцип его работы таков: организм человека, услышавшего вопрос, начинает реагировать на сказанное. Наш мозг — биологический компьютер: помнит всё. Любые движения чаще всего неслучайны. Есть вероятность, что именно в эти моменты человек волнуется.

Получается, я либо огромный лжец, либо мне нужно пройти анализы на «чесотку», либо моя нервная система так устроена. Впрочем, пусть со всем этим разбирается полиграфолог.

На протяжении всего процесса я ощущала себя участником некоего секретного эксперимента, во время которого учёные пытаются залезть мне в голову. Впрочем, не только в голову: на одном из датчиков я сидела…

Метод самопознания

А если серьёзно, эта проверка дала мне, наверное, даже больше, чем моим работодателям. У меня за два часа беседы промелькнула перед глазами вся моя «карьерная жизнь».

Не только Галина изучала меня. Но и я изучала себя: я отслеживала все свои эмоции и заметила удивительную вещь: во мне вообще отсутствует чувство страха. Например, мои рассказы о «прежних грехах» вызывали у меня чувство стыда. Каюсь: ручки-блокноты-фломастеры, положенные мне по работе, я порой использовала в большем количестве и даже дарила дочке-школьнице. Некоторые вопросы погружали меня в глубокую печаль. Например,  о кредитах. Но я поняла, что ничего не боюсь.

А вот вопросы о том, планирую ли я обмануть коллег, собираюсь ли вступать в какие-либо сговоры, нанести материальный или моральный ущерб руководителю, вызывали во мне недоумение и возмущение. Как вообще можно задавать такие вопросы?! А когда Галина поинтересовалась, дружу ли я с «ворами в законе», я рассмеялась.

Умнее машины мастер

Когда проверка закончилась, я подумала, что она мне даже понравилась. Теперь «полиграф» ассоциируется с интересным занятием. Впрочем, сотрудники академии рассказали, что кадровый скрининг не ставит цель «прессовать» человека, он просто выявляет слабые и сильные стороны личности, зоны риска и предупреждает о них действующего или будущего работодателя. Вполне лояльная процедура для тех, кому нечего скрывать и кто не замышляет ничего плохого. А вот для преступника «полиграф» — серьёзная преграда на пути его бегства от ответственности. Но это — другая тема. Там эксперты задают другие вопросы, используют иной подход.

Пользуясь случаем, я задала несколько вопросов руководителю «Международной академии исследования лжи» Виктору Макарову. Он сказал, что главным маркером лжи является страх. Панический ужас быть изгнанным из племени заложен в нас на генном уровне. Страх не соответствовать социуму и его оценке заставляет человека волноваться во время  проверки. Важно разговорить испытуемого, грамотно и аккуратно выяснить сопутствующую информацию, предварительно установить, какое поведение и реакции свойственны ему в нейтральном состоянии, чтобы при проверке не принять повышенную тревожность за страх разоблачения. Грамотный специалист может отличить происхождение стресса, проявления которого фиксирует машина. Умение задать правильный вопрос отличает мастера от профана.

«Полиграф» пытаются обмануть, но настоящего полиграфолога-профайлера-верификатора обвести вокруг пальца нельзя. Не случайно, что методики, разработанные экспертами академии, используются в правоохранительных органах страны.

Евгения ЛИСОГУРСКАЯ

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.