М. Пелехатый — ректор Института НЛП

Речь – главный инструмент для описания мира. Речь структурирует внутреннее пространство. Наш внутренний опыт имеет определенную структуру, которая отражается в том, как мы говорим. Каждый из нас думает, что является личностью и, следовательно, может демонстрировать себя посредством речи.

Тем, как я говорю, я демонстрирую свою внутреннюю уникальную особенную модель мира – то, кем я являюсь.

Модель мира и способ говорить о ней – две части одной кибернетической системы. Это касается и человека, который совершил противоправный поступок и вынужден по этой причине противодействовать полиграфологу или специалисту в области безынструментальной детекции лжи.

Для удобства изложения материала, одного мы будем называть «причастным», другого – «верификатором». И, поскольку, наш опыт имеет определенную структуру, то причастный человек транслирует эту структуру опыта во время опросной беседы во вне путем речи.

Но можно утверждать и прямо противоположное: что структура нашей речи создает внутреннюю модель опыта, который у нас имеется, а не наоборот. Может быть, именно структура нашей речи, модель и способ «говорения» формирует то, чем вы являетесь.

Способ нашего мышления отражает способ моделирования нашего внутреннего пространства, и речь – наиболее подходящий для этого инструмент. То есть, опрашиваемое лицо, говоря определенным образом, пытается создать модель мира и, тем самым, волей или неволей формирует себя и выдает себя как лжеца.

Изучение речевых парадоксов и проверочных парадоксальных вопросов в безынструментальной детекции лжи – основной предмет данной статьи. Перед тем, как рассматривать речь вообще и речевые парадоксы в частности, необходимо дать четкое понятное определение термина «убеждение», не претендуя на его истинность. Оно лишь позволит нам создать эффективную методологию работы с убеждениями, для создания которой авторы воспользовались системным подходом и почти забытым принципом фрактальной организации пространства НЛП.

Почему нам необходимо дать определение такого понятия, как «убеждение», для детекции лжи. Ответ прост – причастный убежден, что он сможет обмануть верификатора, он выстроил у себя в голове структуру, модель противодействия и легендирования, а, значит, вся его речь так или иначе будет состоять из предложений, демонстрирующих его убеждения в том, что он не виновен.

Убеждение – это подтверждаемая связь между двумя элементами опыта, которая формируется наблюдателем.

Из данного определения следует совершенно четкий вывод — при формировании убеждения должна соблюдаться связь между элементами. Это могут быть не только причинно-следственные отношения, но и другие: включение, сравнение и пр. Мы не будем ставить вопрос о «полезности» тех или иных взаимосвязей, нас интересует, как они работают в системе, в которую включен наблюдатель.

Одна из наиболее распространенных связей между элементами опыта — причинно-следственная.
~ «Дождь пошел потому, что я помыл машину».

В данном примере никакого противоречия нет. Можно найти миллион объяснений тому или иному высказыванию. Мы каждый раз переходим от одного элемента системы к другому, благодаря сформулированным причинно-следственным отношениям. Хотя этот переход иногда приводит к нарушению формальной логики.

Часто, формулируя убеждения, человек совершенно замечает нарушения принципов формальной логики. Более того, действия живой системы не определяются принципами формальной логики. И если подняться над этой системой, выйти в систему более высокого порядка, то различия, характерные для формальной логики, там отсутствуют.

~ «Человек – часть животного мира, так же, как и кошка».

Главное утверждение, которое мы можем сделать на этом этапе, следующее: Убеждение – это подтверждаемая связь между двумя элементами опыта, которая формируется наблюдателем.

То, как мы связываем слова в предложениях, оказывает огромное влияние на восприятие смысла и, зачастую, определяет его.

Чтобы установить в речи причинно-следственные отношения, используются специальные слова-связки.

Предложения типа «X приводит к У» используют такие слова-связки, как: если то; тогда как; в результате; поскольку; следовательно; потому что; поэтому; так как; когда то; для того, чтобы; вследствие чего; по причине и т.д.

Можно выделить три типа отношений, которые возникают между элементами при сравнении:

  • Х равно У;

Здесь мы можем использовать такие связки, как: как то; как бы; подобно; такое как; таким образом; так же; значит; равно и т.д.

~ Кошка – это та же собака, только не лает.

~ Если вы слышите меня, значит, понимаете, о чем я говорю.

  • Х больше или меньше У;

Для такого типа сравнений используются другие слова-связки: по сравнению; чем больше, тем меньше; почти; почти похоже; на самом деле; иначе чем; а; но; или; по-другому и т.д.

~ Чем меньше собака лает, тем больше она кошка.

~ Чем больше вы мне не верите, тем дальше вы от истины.

  • Х включает в себя У.

Используются такие связки: частично; в целом; в частности; состоит; включает; и; и т.д.

~ Частично кошка – это та же собака.

~ В целом, вы меня понимаете.

~ Часть того, что я говорю, была известна вам ранее.

Итак, мы коснулись того, как люди устанавливают связи между элементами системы и как лингвистически устроены убеждения.

Мы предполагаем, что за этими связями есть некоторое особое состояние, где есть сомнения, и, соответственно, есть возможность для изменения структуры опыта человека. Это выход за структуру. Возможно, даже разрушение имеющейся у причастного лица структуры и проход в это иное состояние лежит через изменение убеждения, через размягчение его жесткой, логической структуры.

Один из способов поменять структуру убеждения – ПАРАДОКС.

Некоторые убеждения могут представлять проблему для человека. Убеждения находятся в области времени и пространства, проблемы лежат в той же плоскости, что и логика. Парадоксальное мышление способно изменить стереотипность формальной логики и, следовательно, изменить наши убеждения.

Сложность в том, что логика причастного лица справится с любым парадоксом, если распознает его. Когда вам говорят нечто нелогичное, вы сразу реагируете: «Это ерунда». И к вам возвращаются стереотипы мышления и структура, в которую парадокс не вписывается.

Парадокс должен содержать логику и смысл.

Структура парадоксального предложения должна быть абсолютно естественной, грамотной и логичной, чтобы человек мог распознать высказывание как понятное и привычное, внутри чего есть что-то новое, что позволит ему взглянуть на проблему иначе.

Выделим несколько базовых моделей построения парадоксальных вопросов в безынструментальной детекции лжи.

Первая модель строится по принципу ОБЪЕДИНЕНИЯ ПРОТИВОПОЛОЖНЫХ ПОНЯТИЙ.
Самый простой способ объединить противоположные понятия – использовать отрицание. Многие знают, что частица «не» игнорируется бессознательным.

«Собака» и «не собака» – понятия очевидно противоположные, но можно найти контекст, где эти различия будут не существенны.

Примеры:

— Насколько глубоко вы не понимаете, что вам и так понятно?

— Достаточно ли сильно вы не сомневаетесь в том, в чем есть уже сомнение?

— Нужно ли вам какое-то время, чтобы понять то, что вы не понимаете?

— Вы можете рассказать сейчас мне то, чего рассказывать не хочется.

Эти примеры построены очевидно и просто только для демонстрации самой идеи построения парадоксальной речи и задавания парадоксальных вопросов.

Другой способ объединения противоположных понятий – использование естественных для языка смысловых дихотомий:

Добро – зло.

Хорошо – плохо.

Вера – сомнение.

Весело – грустно и др.

Примеры:

— Мы начинаем сразу со сложных вопросов, чтобы вам на них было проще отвечать.

— Чем медленнее вы рассказываете о событии, тем быстрее мы узнаем всю правду.

— Насколько вы уверены в своих сомнениях?

— Говоря противоположное, вы полностью согласились с тем, что это сделали вы? — Нужно быть очень внимательным, чтобы ничего не замечать вокруг. И что конкретно вы не заметили?

Третий способ (по-настоящему новый) – объединять различные по смыслу понятия – создавать и использовать структурные дихотомии. То есть, использовать в качестве материала для создания структурных дихотомий метапрограммы, логические уровни, репрезентативные системы, субмодальности, представления о времени и пространстве и др.

Вторая модель построения парадоксальной речи основана на ПРИНЦИПЕ РАЗДЕЛЕНИЯ БЛИЗКИХ ПО СМЫСЛУ ПОНЯТИЙ.

То есть, явление, которое внутри нашей логики существует как единое целое, в парадоксе разделяется и разводится в разные стороны, с одним понятием мы начинаем обращаться как с двумя.
Примеры:

— Достаточно ли хорошо вы понимаете то, что понимаете?

— Значит ли это, что вы способны не видеть то, что не видите сейчас?

В этой модели мы также можем применять как смысловые, так и структурные дихотомии. Это возможно потому, что наш мозг способен различать как сходства, так и различия.

Что происходит с нашей логикой, когда мы объединяем различные понятия, плюс и минус? Для бессознательного этот принцип прост, для сознания эта идея трудноразрешима. Парадокс позволяет выйти за рамки категориального мышления – тогда у человека наступает просветление.

Одно из самых простых объяснений воздействия парадокса на наше сознание заключается в том, что мозг постоянно пытается связать имеющийся у человека опыт с новой, поступающей информацией. «Утки полетели на юг, потому что пришла осень».

Мы видим, как утки летят, но в действительности мы не знаем, куда они направляются. И если мы видим летящих уток, есть другой, правильный ответ: «Утки летят прямо, туда».
Когда вы соединяете плюс и минус, выделяется энергия для изменения сознания.
— Необходимо понять, что происходящее вне вас, происходит и внутри.

— И часто эти внешние и внутренние процессы совпадают во времени.

— Желательно не осознавать, что вы это осознаете.

Когда мы соединяем слова с противоположным смыслом, это одновременно и рефрейминг.

— Насколько сильно вы лжете, когда говорите, что не лжете?

— Достаточно ли вам сейчас дискомфортно, когда не дискомфортно?

— Насколько глубоко вы понимаете, если не понимаете этого вообще?

— Достаточно ли вы уверены в том, что вы сомневаетесь?

— Насколько сильно вы уверены в том, что вы сомневаетесь?

— А, между тем, ваше бессознательное желание сказать правду на самом деле – сознательное.

Парадоксальные утверждения создают проход в более глубокое состояние. И в этом состоянии человек, совершивший правонарушение, часто выдает себя путем оговорок, речевых или эмблематических. Причем, чем ниже уровень интеллекта и более возбудимая нервная система, тем больше проявляются утечки и оговорки.

— Насколько приятно быть сознательным и бессознательным одновременно?

— Ничего понять здесь нельзя, здесь важно не понимать и все честно рассказать.

Для чего мы создаем парадоксы? Как только человек входит в пространство парадоксов, он начинает по-другому структурировать свой внутренний мир. Совсем неструктурированное пространство – явление нестабильное и культуре несвойственное.

— Как вы можете чувствовать, что вы уверены, когда вы максимально не уверены?

— Как вы можете почувствовать, что вы одновременно говорите правду и неправду?

— Вы видите разнообразие переживаний по поводу однообразия вашей жизни?

Структурные дихотомии предоставляют большие возможности для создания парадоксов. Но системный подход к работе с убеждениями, предложенный в настоящей статье, позволяет использовать любое разделение системы на две части.

Вижу-слышу-чувствую – это тоже разделение на части.

— Видишь ли ты свое чувство?

— Слышишь ли ты то, что видишь?

Кроме разделения и объединения понятий, можно использовать и другие связи.
Например, сравнение.

— Насколько больше вы видите то, что чувствуете?

— Что для вас важнее: то, что вы совершили, или то, что вы думаете о том, как мне это сейчас рассказать?

— Можно слушать и не слышать, смотреть и не видеть.

Так мы создаем проход в иное измерение, где нет разницы между нашими состояниями, где можно сравнивать несравнимые вещи.

— Если вы хорошо видите, то вы не всегда плохо понимаете.

— Если человек сильно хочет рассказать правду, это не означает, что он преступник.

— Что лучше: твое желание рассказать правду или жесткий стул, на котором ты сидишь?

В НЛП (и не только в нем) существует понятие фрактальной организации пространства. Считается, что в мире все подобно, если есть некая модель на начальной ступени организации пространства, то она будет повторяться от стадии к стадии. Усложнение мира идет за счет повторения первичных структур. Природа часто создает повторяющиеся элементы.

Если у нас есть какое-либо убеждение, можно предположить, что оно является частью другого, большего убеждения. Если это так – мы можем рассматривать, как существуют одни убеждения в контексте глобальных убеждений. Иногда для человека достаточно изменить лишь свои убеждения, не меняя ничего другого в своей жизни.

И, может, тогда причастный расскажет вам то, чего и не собирался рассказывать!

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.