126236054

Возникающие в настоящее время новые виды судебно-экспертных исследований актуализируют вопросы построения адекватных современным реалиям классификаций судебных экспертиз. Научно обоснованное классифицирование является необходимым условием для разработки грамотного методического и организационного обеспечения судебных экспертиз, что имеет как теоретическое, так и практическое значение.

Первую российскую классификацию судебных экспертиз разработал А.Р. Шляхов во второй половине 70-х гг. XX в.. Он предложил взять за основание классификации совокупность трех основных признаков экспертизы – предмета, объекта, метода. При этом А.Р. Шляхов предложил делить экспертизы по степени общности и субординации на следующие уровни: 1) классы (типы), которые делятся на 2) роды, а последние – на 3) виды, дифференцируемые на 4) разновидности (или группы).

Р.С. Белкин предложил дополнить основание классификации А.Р. Шляхова четвертым признаком экспертизы – «характером специальных познаний, играющим доминирующую роль при решении задач данного вида экспертизы» и отличающим один вид экспертизы от другого.

В последние годы все чаще на страницах специальной литературы встречаются различные предложения по классификации судебных экспертиз. Так, по мнению Е.Р. Россинской, в качестве основной единицы классификации следует избрать род, так как он связан с определенными задачами и объектами исследования. При этом она вслед за Р.С. Белкиным предлагает классифицировать все экспертизы по такому основанию, как характер, отрасль специальных знаний. До недавнего времени все судебные экспертизы предлагалось делить на 12 классов:
1) криминалистические;
2) медицинские и психофизиологические;
3) инженерно- технические;
4) инженерно-транспортные;
5) инженерно-технологические;
6) экономические;
7) биологические;
8) почвоведческие;
9) сельскохозяйственные;
10) пищевых продуктов;
11) экологические;
12) искусствоведческие.

Позже Ю.Г. Корухов, используя то же основание классификации, предложил поделить современные судебные экспертизы на 10 классов:
— криминалистические,
— медицинские и психофизиологические,
— инженерно-технические,
— инженерно-транспортные,
— инженерно-технологические,
— экономические,
— биологические,
— экологические,
— сельскохозяйственные,
— искусствоведческие.

При этом он писал, что класс судебных медицинских и психофизиологических экспертиз «включает 4 рода экспертиз: судебно-медицинскую, судебно-психиатрическую, судебно-психологическую, комплексную психолого-психиатрическую».

Как видим, судебно-психологическая экспертиза (далее по тексту – СПЭ) как самостоятельный род экспертизы в обеих классификациях входит в класс медицинских и психофизиологических экспертиз.

В настоящее время не существует единой классификации СПЭ, поскольку различные авторы используют различные классифицирующие критерии при построении авторских классификаций СПЭ.

Так, М.М. Коченов выделяет следующие подвиды СПЭ, соответствующие предмету исследования:
— способности свидетелей или потерпевших правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания;
— способности несовершеннолетних обвиняемых полностью (или в иной мере) понимать значение своих действий и в полной (или иной мере) руководить ими;
— способности несовершеннолетних потерпевших по делам об изнасиловании правильно понимать характер и значение совершаемых с ними действий и оказывать сопротивление;
— способности несовершеннолетних потерпевших по делам об изнасиловании правильно понимать и оценивать психическое состояние потерпевшей;
— психических состояний (типа аффекта, психической напряженности) в момент совершения противоправных действий, снижающих способность понимать значение своих действий и руководить ими;
— психических состояний, затрудняющих выполнение профессиональных функций при управлении сложными техническими устройствами;
— психических состояний, предрасполагающих к самоубийству, в период, предшествовавший смерти;
— психологических особенностей (черты характера, особенности эмоционально-волевой сферы, упрочившиеся мотивы поведения, качества познавательной деятельности и т.д.);
— авторства по образцам письменной речи;
— социальной роли в группе;
— зависимости формирования личностных особенностей и поведения (мотиваций поведения, установок, ценностных ориентации) от влияния социально-психологической атмосферы деятельности.

Ф.С. Сафуанов, вводя такие классификационные критерии, как характер вопросов, решаемых экспертизой, и юридическое значение экспертных заключений, выделяет следующие направления СПЭ:
— индивидуально-психологических особенностей (личности) обвиняемого (подсудимого) и их влияние на его поведение во время совершения инкриминируемых ему деянии;
— аффекта у обвиняемого (подсудимого) в момент совершения инкриминируемых ему деяний;
— способности несовершеннолетнего обвиняемого (подсудимого) с отставанием в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими;
— способности свидетеля или потерпевшего правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания;
— способности потерпевшей по делу об изнасиловании понимать характер и значение совершаемых с нею действий или оказывать сопротивление виновному;
— психического состояния лиц, окончивших жизнь самоубийством.

Похожую классификацию предлагает и С.С. Шипшин. Им были выделены следующие виды СПЭ:
— индивидуально-психологических особенностей обвиняемого и мотивов противоправных действий;
— способности свидетелей или потерпевших адекватно воспринимать юридически значимые обстоятельства и давать о них правильные сведения;
— способности несовершеннолетних обвиняемых в полной мере осознавать фактический характер своих действий и руководить ими;
— способности потерпевших по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и свободы понимать характер и значение совершаемых с ними действий и оказывать сопротивление;
— психологических состояний (аффекта и др.) в период совершения противоправных действий и оценки их влияния на способность субъекта к осознанию волевой деятельности;
— психологических состояний, затрудняющих выполнение профессиональных функций при управлении сложными техническими (психологическими) объектами, при расследовании аварий на транспорте и производстве;
— психологических состояний, предрасполагающих к самоубийству в период, предшествовавший смерти (посмертная СПЭ).

Можно констатировать, что в настоящее время ученые выделяют следующие основания классификации СПЭ: процессуальное положение подэкспертного; особенности личности подэкспертного; половой признак; объект экспертного исследования; количество испытуемых; место и условия проведения; объем исследования; последовательность проведения; численность и состав исследования; группы дел; частный предмет исследования. Последнее основание рождает следующие виды СПЭ:
— эмоциональных и иных состояний личности;
— регуляторных способностей личности;
— когнитивных способностей личности;
— коммуникативных способностей личности;
— характеристики мотива;
— индивидуально-психологических особенностей личности;
— воздействия;
— групп;
— взаимодействия личности и ситуации.

По мнению автора данной работы, учитывая реалии сегодняшней практики судебных экспертиз (в том числе судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа), указанную классификацию можно дополнить п. 10:
– СПЭ информированности лица о ситуации.
Данный вид СПЭ может проводиться путем психофизиологического исследования с использованием полиграфа.

Применение полиграфа в правовой сфере имеет давнюю историю и методологически базируется на тесной взаимосвязи между психологическими и физиологическими процессами человеческого организма.

Полиграф – многоцелевой прибор, предназначенный для одновременной регистрации физиологических процессов человеческого организма (в том числе параметров дыхания, сердечно-сосудистой активности, кожного сопротивления, кровяного давления, биотоков дыхания и т.д.) и позволяющий представить результаты регистрации в аналоговом и (или) цифровом виде.

Эффективность опроса с использованием полиграфа определяется существованием психофизиологического феномена, суть которого заключается в том, что стимул (слово, предмет, фотография и т.п.), несущий человеку значимую в конкретной ситуации информацию о событии, образ которого запечатлен в его памяти, устойчиво вызывает физиологические реакции, превышающие реакции на предъявляемые в тех же условиях сходные, но не связанные с данным событием стимулы.

Опрос с использованием полиграфа представляет собой процедуру применения специальных знаний в области психологии и физиологии, сопряженную с использованием технических средств, не наносящих ущерба жизни и здоровью людей, не причиняющих вреда окружающей среде, в ходе которой осуществляется анализ (оценка) динамики психофизиологических реакций обследуемого лица в ответ на предъявляемые стимулы, в определенном порядке подобранные и систематизированные. Расширяющаяся практика применения полиграфа при расследовании преступлений с помощью судебной экспертизы привела исследователей, занимающихся проблемами полиграфа, к необходимости внесения психофизиологических исследований с использованием полиграфа в существующую классификацию судебных экспертиз. Так, по мнению Я.В. Комисаровой, «учитывая современный уровень знаний в области физиологии, психологии и нейрофизиологии, с научно-практической точки зрения было бы корректно дополнить вышеуказанный класс экспертиз собственно психофизиологической экспертизой, базирующейся на использовании психофизиологического метода детекции лжи и направленной на решение диагностических задач».

Представляется, что в отношении судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа было бы корректнее говорить не о новом классе судебных экспертиз, а о новом виде экспертизы, относящейся по своей сущности, объекту, предмету и методам к классу судебных психологических экспертиз.

Действительно, большинство теорий, объясняющих принцип работы полиграфа, в качестве основополагающих (в том числе диагностируемых) явлений рассматривают психологические феномены (внимание, эмоции, память, установки, личностный смысл и т.д.), что позволяет по объектно-предметному содержанию отнести опрос с использованием полиграфа в область психологических исследований…

В 80-е гг. прошлого века Ю.И. Азаров, один из первых советских полиграфологов, анализируя технологию проверок на полиграфе, охарактеризовал явление, которое лежит в основе этих проверок, и дал ему наименование психофизиологического феномена. Его суть заключается в том, что внешний стимул (слово, предмет или фотография), несущий человеку значимую в конкретной ситуации информацию о событии, запечатленном в его памяти, устойчиво вызывает физиологическую реакцию, превышающую реакции на родственные (однородные) стимулы, предъявляемые в тех же условиях, но не связанные с упомянутым событием и не несущие человеку ситуационно значимой информации.

В основе ПФ действительно лежит универсальный нейрофизиологический механизм, который устойчиво функционирует вне зависимости от существенно отличающихся методических условий и модальности воспринимаемых стимулов. ПФ является объективной реальностью, «фундаментальным механизмом» психофизиологии человека. В связи с этим ПФ обязан иметь единственное теоретическое обоснование и объяснение его механизмов, в частности не может зависеть от той или иной методики, применяемой в ходе тестирования на полиграфе.

Реализация ПФ при субсенсорном восприятии (в условиях как сна, так и бодрствования) свидетельствует о том, что его нейрофизиологический механизм не зависит от сознания человека и функционирует автономно, помимо его воли и желания. Если в условиях субсенсорного восприятия ПФ порождает на один из стимулов более сильную физиологическую реакцию, то тогда этому стимулу свойственна какая-то особая характеристика. Этой характеристикой, в 70–80-е гг. прошлого века не привлекавшей должного внимания исследователей природы опроса с использованием полиграфа, является значимость стимула: она определяет отношение содержащейся в стимуле информации к смыслу задачи, решаемой человеком в конкретной ситуации.

Для каждого человека внешние стимулы ранжируются по уровню их субъективной для него значимости. В состоянии бодрствования человека это происходит осознанно. При субсенсорном восприятии или во время сна человек неосознанно реагирует на субъективно значимые для него стимулы. Такое реагирование свидетельствует о том, что, когда осознание стимула не происходит, психика продолжает классифицировать воспринимаемые извне стимулы по их субъективной (для текущего момента жизни человека) значимости.

Реализация ПФ в условиях субсенсорного восприятия в состоянии бодрствования и сна привела к мысли, что определяющую роль в механизме его реализации играют не эмоции человека (которые принципиально не могут возникнуть в указанных выше условиях), а его память.

А.П. Сошников и А.Б. Пеленицын, признавая определенное влияние на возникновение и развитие психофизиологических реакций основных психических функций человека (памяти, эмоций, процессов переработки информации и т.д.), приоритетную роль в указанном механизме отдают феномену внимания, подчеркивая, что «состояние и динамика внимания обследуемого лица – вот то психическое явление, которое оказывает определяющее влияние на эффективность обследований с использованием полиграфа».

Стоит согласиться с мнением С.И. Оглоблина и А.Ю. Молчанова, которые полагают, что «полиграфная проверка представляет собой… процедуру ранжирования стимулов на основе степени выраженности актуализируемых ими динамических личностных смыслов сознания обследуемого. Действительно, в процессе психофизиологического исследования с использованием полиграфа при предъявлении обследуемому стимулов, содержащих, например, слова, обозначающие орудия преступления (нож, топор, отвертка, «заточка» и т.д.), нейтральное слово-стимул «отвертка» приобретает в сознании обследуемого личностный смысл в том случае, если обследуемый знает, что преступление было совершено при помощи отвертки. Поэтому слово стимул «отвертка» становится более значимым для обследуемого, по сравнению с другими однородными стимулами, предъявляемыми в ходе экспертизы, и вызывает комплекс более выраженных психофизиологических реакций, диагностируемых с помощью полиграфа.

Опрос с использованием полиграфа представляет по своей сути не что иное, как психологический эксперимент по диагностике субъективной значимости для испытуемого предъявляемых ему стимулов, базирующийся на психодиагностике личностных смыслов сознания испытуемого, имеющих юридическое значение в рамках расследуемого события.
Таким образом, судебная психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа по своей сущности, по объектно-предметному содержанию и методам проведения относится к классу судебных психологических экспертиз.

Автор: Ф.К. Свободный, кандидат психологических наук, доцент кафедры уголовного права и процесса ААЭП, г. Барнаул. Выдержки из статьи.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.