Провокации в детекции лжи: яд или лекарство?

Total
0
Поделиться

 

«А вы свою жену еще бьете или уже прекратили бить?»

 

Провокации занимают не последнее место в маркетинге, политике, искусстве, военном деле, в отношениях между отдельными людьми, между юридическими лицами и государствами. И не только. Провокаторы окружают нас в обычной жизни, используя скрытые и явные провокации. Пример явных провокаций – явное оскорбление, унижение, сомнение в ваших возможностях и даже в половой принадлежности – «Ты мужик, или где?». Неявная провокация часто выступает как манипуляция, с помощью которой из вас могут пытаться вытащить какую-то информацию или побудить вас к каким-то действиям. Кто-то делает это намеренно, а кто-то просто привык так разрушительно общаться. Но в этой статье мы не будем рассуждать на тему деструктивности провокаций в общении, или о том, как защититься от провокаторов. Об этом мы можем поговорить позже. В этой статье мы затронем тему важности и экологичности использования провокаций в работе верификатора-профайлера.

Для начала давайте разберем, что такое провокация. Не зря дословно с латинского слово «провокация» переводится как «вызов». В контексте коммуникации, провокация – это действие или ряд действий с целью вызвать ответное действие, бездействие или эмоцию провоцируемого, это своего рода подстрекательство на определенное поведение того, кого провоцируют.  Провокация является весьма эффективным методом психологического влияния на человека и потому часто используется провокаторами для достижения своих целей. С её помощью можно вызвать у человека необдуманную, спонтанную реакцию, из-за которой он начнет совершать ошибки под воздействием условий и своих эмоциональных состояний.

​​​​​​​         Провокации используют не только в выше обозначенных областях. В работе профайлера-верификатора есть свои правила и принципы, облегчающие работу. Их еще называют пресуппозиции. Пресуппозиции – это принципы, предпосылки, исходные предложения, которые необходимы для того, чтобы коммуникация имела смысл, аксиоматические убеждения, используемые как инструмент, облегчающие достижения желаемых результатов деятельности. Для успешной верификации лжи эти парадигмы мышления имеют колоссальное значение. Одна из пресуппозиций звучит так «Верификатор неэкологичен, в этом его экология». Верификатор в ходе работы часто ведет себя неэкологично. Некоторые наблюдатели могут воспринять его действия как неэтичные, негуманные. Но это только при первом рассмотрении. Вся внешняя неэкологичность связана с экологичностью цели, которая стоит перед верификатором. Вспомните Кэла Лайтмана из сериала «Обмани меня». Если проанализировать его поведение на протяжении всех сезонов, то мы не сможем вспомнить, чтобы при работе с опрашиваемым лицом он делал что-то приятное. Однако задачу, которую он решал, была всегда связана с интересами непричастного человека.

Прежде чем сказать о непричастности обследуемого, верификатору необходимо совершить с ним ряд действий и, не побоюсь этого слова, манипуляций. Взять хотя бы инструментарий верификатора – его вопросы. Он использует контрольные и проверочные вопросы. Грамотный подбор контрольных и проверочных вопросов позволяет определить непричастность человека. Хотя процедура подбора вопросов и опроса обследуемого сама по себе ох уж как малоприятная. Но к сожалению, без этих методов помочь невиновному человеку сложно. Поэтому существует еще одна пресуппозиция. «Детекция лжи основана на провокации». Не больше и не меньше. Да. Верификаторы провоцируют, блефуют, задают массу неудобных вопросов. И зачастую даже полиграф/детектор лжи/детектор правды в работе является инструментом провокации.

Не зря провокацию еще можно назвать хорошо продуманным и целенаправленным раздражителем, пробуждающим в людях определенные эмоции и чувства и толкающим их на необдуманные поступки. На те поступки, которые он без внешнего стимула не стал бы совершать. Провокации в работе профайлера могут быть вербальные и невербальные. Например, к невербальным провокациям относится дача позитивной или негативной обратной связи. Смысл этого приема в том, что человек воспринимает вашу обратную связь не всегда на осознанном уровне. Автоматически и бессознательно мы оцениваем невербальное поведение человека при коммуникации. И когда причастный или незамотивированный непричастный при беседе с профайлером получает негативную обратную связь в виде эмоции презрения, покачиваний головы или покер-фейса, он стремится либо изменить свое поведение на то, которое вызовет у профайлера позитивную обратную связь (кивки согласия, интерес и ассоциация), либо может стушеваться, потерять нить лживого рассказа, замолчать и начать выдавать более правдивую информацию. Конечно же невербальная провокация используется вкупе с вербальной.

Пример вербальной коммуникации – это провокационный вопрос или утверждение.  В постановке провокационного вопроса заведомо содержится противоречивое, необоснованное или очевидно ложное предположение, которое существенно затрудняет получение на него прямого ответа («да» или «нет»). Как правило, подобные вопросы используются в качестве риторического инструмента, ставящего собеседника в тупик, либо заставляющего его подтвердить или опровергнуть скрытое в вопросе утверждение, которое может быть ложным. Примеры таких вопросов: «Вы по-прежнему боитесь мне рассказывать, как все произошло?», «Судя по всему, пропавшее имущество вы уже продали?», «Вы долгое время нигде не работали так как находились в местах лишения свободы?», «А вам уже известно, что нашлась улика, указывающая на вас?», «Вы уже напугали свидетелей, чтобы они не сдали вас?». Задача таких вопросов вызвать реакцию, эмоцию, вытащить из состояния уверенности, самоуверенности и нежелания сотрудничать. Такие вопросы не используются для интерпретации реакции причастного или непричастного. Однако иногда срабатывают как инструмент блефа, что также помогает работе верификатора.

В качестве провокационного утверждения используется техника «верю-не верю». В этом случае профайлер предъявляет как утверждение свое отношение к услышанному и фиксирует реакцию собеседника. Эмоции причастного и непричастного будут отличаться. Это служит дополнительным подтверждением вывода верификатора относительно опрашиваемого лица.

Кстати, часть провокаций мы «подсмотрели» у Френка Фаррелли – основателя провокативной терапии.  В книге “Провокативная терапия» представлены 39 поведенческих, стратегических и ментальных паттерна, которые Фрэнк Фаррелли использовал при работе с клиентами. Итак, какие еще провокативные приемы могут использовать верификаторы, следователи и другие специалисты, проводящие проверку достоверности сведений:

  • Физический контакт.
  • Истории, шутки, метафоры.
  • Негативные высказывания об участниках событий, которых нет на допросе.
  • Преувеличение осведомлённости следователя.
  • Моральные доводы, упор на совесть подозреваемого.
  • Перебивание.
  • Передразнивание.
  • Неправильная интерпретация поведения человека.
  • Описание сильных невербальных реакций человека.
  • Перекладывание вины с опрашиваемого на обстоятельства и обратно.
  • Взятие человека на слабо.
  • Провокация конфликта.
  • Нетактичные вопросы личного характера.
  • Намеренное заблуждение при понимании сказанного.
  • Угроза и др.

Этот список не является исчерпывающим. Существуют также провокативные шизофреногенные паттерны, которые есть в инструментарии специалистов. Ими они пользуются нечасто. Цель таких паттернов – ввести опрашиваемого в состояние готовности к беседе или утилизировать сопротивление. Профессиональный верификатор не использует провокации, чтобы развлечься, или отыграться на человеке при плохом настроении. Он использует провокации только как лекарство, а не как яд. Ведь не зря говорят: «Ядом можно убить, ядом можно спасти». Ещё Парацельс утверждал, что всё есть яд, и ничто не лишено ядовитости; одна только доза делает яд незаметным. Яды в терапевтических дозах лечат, а избыток лекарств убивает (вспомните пломбу с мышьяком). Да, казалось бы, деятельность верификаторов не всегда человечна, однако помните, что их цели более благородны, чем те методы, которые они используют.

Мартьянова Людмила

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Статьи по теме

О чём говорит ваша страница в соцсетях?

  Принято считать, что основное назначение социальных сетей — рассказать о себе, показать свои лучшие стороны, заявить о себе широкой общественности. Поэтому анализируя чей-то профиль, мы должны понимать, что информация, демонстрируемая человеком…
Читать далее

Психопаты: определение и критерии выявления

Психопат – психически здоровый человек, поведение которого определяется совокупностью черт характера и общественно девиантными поступками. Психопат является умным человеком, характеризуемым бедностью эмоций, отсутствием чувства стыда, эгоцентризмом, поверхностным очарованием, отсутствием чувства…
Читать далее

Психолингвистика и лингвокриминалистика

«Расспрашивающий не должен оставлять следов на территории рассказчика» М. Папуш Психолингвистика – это область лингвистики, изучающая язык как феномен психики. Психолингвистика развивается на стыке психологии и лингвистики и изучает взаимоотношение…
Читать далее

Кто такой верификатор?

Чему учат в Академии исследования лжи и куда потом применить полученные знания? Все это мы узнали из первых уст от Людмилы Мартьяновой! У нас в гостях необычный профессионал — Людмила…
Читать далее

Словарь профайлера-верификатора

Предметный словарь 30-я лаборатория КГБ СССР – создана 25 июня 1975 года на базе Центрального научно-исследовательского института специальной техники. Первое учреждение в СССР, которое начало разработку методов психофизиологии для разведки…
Читать далее

Книги, которые рекомендует Академия

Один из самых распространённых вопросов, которые задают специалистам Академии новые ученики, – это “Что почитать?” Команда Академии подготовила список из 100 книг, которые будет полезно прочесть каждому профайлеру-верификатору:   Ekman…
Читать далее